Нарушения договора являются значительными

Нарушения договора являются значительными

Факт ненадлежащего содержания объекта не может освободить арендодателя от обязанности приема жилья в соответствующем порядке.

Нарушение банком условий договора

Большинство из нас ошибочно полагает, что банки всегда правы. Иначе просто быть не может. Ведь там работают серьезные юристы, которые все делают по закону. В противном случае банк просто не смог бы нормально функционировать. На самом деле, это далеко не так. Каждый банк, это коммерческая организация, созданная для извлечения выгоды. Поэтому, все без исключения, кредитные организации пользуются юридической безграмотностью населения, допуская существенное нарушение условий договора, между ними и клиентами.

Самое интересное, что типовые кредитные договоры изначально составлены с нарушением закона. Причем судебная система полностью принимает сторону кредитной организации. Например, сегодня должникам практически невозможно первыми обратится в суд, чтобы хоть как-то зафиксировать сумму долга и начать оплачивать. В то же время законодательство допускает это. Получается расторгнуть договор практически невозможно.

Самое частое и распространенное нарушение, которое используют банки, это взимание процентов за пользование выданной суммой заемщику.

Согласно п.1 ст.819 ГК РФ кредитная организация обязана предоставить заемщику деньги на условиях договора, а должник, в свою очередь, обязан возвратить полученные средства и уплатить проценты на них.

Но банки прописывают совершенно другие условия.


Важноimportant
Емкость и лаконичность в данной формулировке сочетаются вполне удачно. Суд должен принимать во внимание степень серьезности нарушения договора, определяя, насколько значительно действия или бездействие должника расходятся с тем планом, который был согласован в договоре.

Соответственно, когда закон говорит о том, что нарушение договора лишает кредитора того, на что он был вправе рассчитывать, то речь здесь идет не только о степени серьезности нарушения как такового, но и о степени серьезности нарушения имущественного и неимущественного интереса кредитора в данной сделке.

Таким образом, при оценке существенности нарушения нужно принимать во внимание два взаимосвязанных фактора. Во-первых, нужно выделить фактор значительности самого нарушения, который указывает, насколько серьезно были нарушены договорные обязательства.
Во-вторых, следует принимать во внимание фактор значительности ущерба, который дает оценку негативных последствий данного нарушения для кредитора. Только с учетом обоих этих факторов возможно судить о существенности нарушения и допустимости расторжения договора.

Из всего сказанного со всей очевидностью вытекает вопрос о приоритете одного из двух факторов при оценке существенности нарушения.

Вниманиеattention
Нарушение признается существенным, если (п. 2 ст. 450 ГК РФ):

  • стороны указали в договоре, что оно существенное (п. 4 ст. 421 ГК РФ). Например, в качестве такого нарушения может быть согласована просрочка оплаты на пять рабочих дней;
  • нарушение определено как существенное в законе.

Инфоinfo
В частности, предполагается существенным неоднократное нарушение сроков поставки и оплаты товаров (п. п. 1 — 3 ст. 523 ГК РФ);
  • суд установит, что нарушение существенно. Для этого нужно доказать, что в результате нарушения контрагентом договора вы в значительной степени лишаетесь того, на что могли рассчитывать при его заключении.

  • Доказательствами могут быть неполучение дохода, возможность дополнительных расходов или другие последствия, существенно отражающиеся на ваших интересах (см. Позицию ВС РФ). Учтите, что суды по-разному оценивают одни и те же нарушения в разных ситуациях.

    Например, неоплата приобретаемого имущества в одних случаях признается существенным нарушением, а в других — нет (см. Позиции ВС РФ, ВАС РФ).

    Примеры нарушений, которые суд может признать существенными

    Суды признают существенными, в частности, следующие нарушения:

    • первоначальный кредитор по договору уступки не передал новому кредитору документы, удостоверяющие право требования, и не сообщил имеющие значение сведения (см.

      Позицию ВАС РФ);

    • арендатор внес арендную плату не в полном объеме (см.

    Правда для этого необходимо будет доказать их размер.

    Возмещение упущенной выгоды

    Упущенная выгода является одним из видов убытков и представляет собой доходы, которые вы могли бы получить, если бы контрагент не нарушил свои обязательства. Например, вы являетесь автоперевозчиком. У вас возникла необходимость произвести ремонт машины, и вы заключаете с одной из организаций соответствующий договор.
    К установленному сроку ремонт не произведен. В этой ситуации вы не только не получили нужной вам услуги, но и теряете доход, поскольку не имеете возможность эксплуатировать машину.

    Договоры являются неотъемлемой частью любого бизнеса, и вероятность их нарушений будет присутствовать всегда. Но, имея представление о типах нарушений и способах их решения, вы будете более спокойны и разумны в принятии решений, если вдруг столкнетесь с ними.

    Пленума ВАС РФ № 81, далее — ППВАС № 81):

    • о его тяжелом финансовом положении; • нарушении обязательств перед самим должником со стороны его контрагентов; • существовании долговых обязательств перед иными лицами; • наложении ареста на его имущество; • неоказании финансовой поддержки со стороны бюджета; • возращении суммы долга на дату рассмотрения спора; • выполнении ответчиком социально значимых функций; • существовании у ответчика обязательства по выплате процентов за пользование денежными средствами и т. д.

    Суды отмечают, что довод об отсутствии у кредитора ущерба (или недоказанность его нанесения), вызванного нарушением другой стороной своего обязательства по договору, не может быть рассмотрен как основание для снижения неустойки (см. постановление 8-го ААС по делу № А81-3174).

    Хотя кредитор и не обязан доказывать возникновение у него убытков в связи с ненадлежащим исполнением обязательства второй стороной, он обладает правом представить суду доказательства того, какие последствия влекут аналогичные нарушения обязательства для него (п. 74 ППВС № 7).

    Снижение неустойки, уплата которой возложена на хозяйствующий субъект, возможна только при наличии соответствующего ходатайства такого хозсубъекта (п. 71 ППВС № 7). Форма ходатайства может быть любой.

    В т. ч.

    Российское определение существенного нарушения было, по сути, заимствовано из данного акта.

    Однако даже беглый анализ статьи 25 Конвенции позволяет заметить, что отечественный законодатель использовал только часть предложенного определения. Статья 25 Конвенции звучит следующим образом: «Нарушение договора, допущенное одной стороной, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его».

    Таким образом, создатели Конвенции значительно ограничивают пределы ответственности неисправной стороны за существенное нарушение договора категорией «предвидимости». При этом следует подчеркнуть ряд важных моментов, относящихся к этой категории.

    Во-первых, предвидимость должна быть установлена в отношении именно результата нарушения договора, а не самого нарушения. Иными словами, сторона могла не предвидеть нарушение договора, но должна была предвидеть гипотетический результат нарушения ею своих договорных обязательств.

    Указание на предвидимость обозначает установление разумных пределов для осуществления потерпевшей стороной своего права на расторжение договора и требования возмещения убытков.

    Остановившись на данном вопросе, мы хотели лишь показать, что применительно к случаю с убытками есть серьезные основания по крайней мере задуматься над вопросом о целесообразности имплементации данного принципа в том или ином виде в российское законодательство.

    Что же касается необходимости внедрения вслед за ВК этого критерия и в правовое регулирование расторжения договора, то здесь целесообразность такого шага, на наш взгляд, крайне сомнительна. Расторжение договора потенциально намного менее ущемляет права должника, чем взыскание с него необычных и не предвиденных должником убытков.
    Поэтому если в отношении убытков баланс интересов сторон действительно может быть серьезно нарушен в случае допущения взыскания необычно высоких убытков и есть достаточные основания хотя бы задуматься о возможности внедрения некоего механизма ограничения взыскания подобных потерь или распределения их между сторонами, то в отношении расторжения договора внедрение критерия «предвидимости» будет, на наш взгляд, уже излишним, учитывая, что в России права должника и так в достаточной степени защищены правилом о существенности нарушения.

    Для существенного нарушения может иметь определенное значение умышленное неисполнение.

    В Венской конвенции нет аналогичной нормы. В соответствии с вышеизложенным критерием, «даже если неисполнение само по себе является несущественным и его последствия не лишают сторону в значительной степени того, на что она была вправе рассчитывать, такое неисполнение может быть признано существенным при установлении умысла.

    Это дает пострадавшей стороне основание полагать, что она не может рассчитывать на исполнение обязательств стороной в будущем».

    «Намерение нарушить договор может приниматься в расчет только в случае, когда умышленное или небрежное поведение стороны создает неуверенность в будущем исполнении договора стороной».

    Таким образом, данный критерий играет роль факультативного и должен приниматься в расчет только в определенных выше случаях.

    Четвертый критерий (отсутствие надежды на будущее исполнение) имеет значение, если, например, сторона должна осуществить исполнение по частям и ясно, что недостаток, обнаруженный в уже исполненной части, будет повторяться во всех остальных.

    Товар считается предоставленным в распоряжение покупателя, когда к сроку, предусмотренному договором, товар готов к передаче в надлежащем месте и покупатель в соответствии с условиями договора осведомлен о готовности товара к передаче. Товар не признается готовым к передаче, если он не идентифицирован для целей договора путем маркировки или иным образом.

    В случаях когда из договора купли-продажи не вытекает обязанность продавца по доставке товара или передаче товара в месте его нахождения покупателю, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент сдачи товара перевозчику или организации связи для доставки покупателю, если договором не предусмотрено иное.

    В соответствии со ст. 459 ГК РФ риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит на покупателя с момента, когда в соответствии с законом или договором продавец считается исполнившим свою обязанность по передаче товара покупателю. Риск случайной гибели или случайного повреждения товара, проданного во время его нахождения в пути, переходит на покупателя с момента заключения договора купли-продажи, если иное не предусмотрено таким договором или обычаями делового оборота.

    Отказ от предложения изменить или расторгнуть договор либо неполучение ответа в срок дает заинтересованной стороне право обратиться с иском в суд. При этом истец должен представить доказательства, подтверждающие принятие им мер по урегулированию споров с ответчиком. В противном случае спор об изменении или расторжении договора судом не рассматривается.

    В случае изменения или расторжения договора обязательства сторон соответственно сохраняются в измененном виде или прекращаются. Они считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора или с момента вступления в законную силу решения суда об этом.

    Заключив договор, стороны берут на себя обязательства, вытекающие из него.

    Эти обязательства должны выполняться надлежащим образом.

    Если одна из сторон не исполнит своих обязательств по договору или исполнит их ненадлежащим образом, то это приведет к возникновению убытков у другой (потерпевшей) стороны. В этом случае потерпевшая сторона (кредитор) может требовать от стороны, нарушившей обязательство (должника), возмещения причиненных ей убытков.

    Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а также упущенная выгода, т.

    е. неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота.

    Следует считать, если иное не указано в законе или договоре, что он вступает в силу с момента получения его другой стороной.

    В п. 3 говорится о допустимости установления законом или соглашением сторон возможности одностороннего отказа от исполнения договора, не ограничивая эту возможность какими-либо условиями. Иными словами, из п. 3 неясно, при наличии каких условий может последовать такой отказ.

    На практике стороны часто предусматривают возможность одностороннего отказа от исполнения договора в случае определенного нарушения условий договора другой стороной.

    Однако стороны могут включать в договор положение о возможности расторжения договора независимо от наступления тех или иных условий. Такое положение, содержащееся в договоре, охватывается нормой п. 3 и является вполне легитимным.

    Сказанное выше относится к возможности одностороннего отказа от исполнения договора по соглашению сторон.

    Теперь обратимся к случаям, когда односторонний отказ допускается законом.

    Прежде всего отметим, что во многих случаях закон допускает односторонний отказ от договора, если договорный партнер нарушает свои договорные обязательства (ст. 464, п. 2 ст. 467, п. 2 ст. 475, п. 2 ст. 480, п. 3 ст. 484, п. 4 ст. 486, п. 2 ст. 489, п. 3 ст. 503, п. 2 ст. 515, ст. 523, п. 2 ст. 719 ГК РФ).

    В некоторых из этих случаев для отказа от исполнения договора требуется, чтобы нарушение условий договора со стороны договорного партнера было существенным, т.е.

    Данное положение предусматривает определённую защиту стороны, нарушившей договор от возможных злоупотреблений со стороны недобросовестного контрагента и, соответственно, от затрат по ликвидации возможных издержек.

    Следует отметить, что признание факта наличия существенного нарушения договора не может служить основанием для его расторжения, если такое нарушение устранено в разумный срок [5, с. 255]. В таком случае критерий существенности в нарушении договора стороной не может быть применим, так как сроки, указанные в условиях договора, будут соблюдены, предмет договора не потеряет своей актуальности для контрагентов ввиду устранения нарушения, негативно повлиявшего на него. Иными словами, условия договора будут соблюдены после того, как сторона соглашения устранит соответствующие нарушения. Однако, каким должно быть поведение нарушителя договора, если во время устранения им таких нарушений управомоченная сторона воспользовалась своим правом на подачу соответствующего требования о расторжении договора в суд. Данная ситуация представляется возможной по причине того, что приведённое выше определение не налагает такого запрета для управомоченного лица. Нам кажется, что в данном случае идеальным, положительным вариантом будет решение суда о том, что договор не может быть расторгнут в силу возможности устранения его существенных нарушений в разумный срок и предоставлении нарушителю такой возможности. Однако, не исключён факт и расторжения судом такого договора.

    Но необходимо принять во внимание, что сама цель введения института существенного нарушения состоит в предотвращении необоснованного расторжения и несоразмерного нарушения прав должника. Таким образом, правило о существенности нарушения направлено на защиту прав должника и его интереса в сохранении договора.

    В этой связи встает вопрос о возможности учитывать степень заинтересованности должника в сохранении договора.

    Представим ситуацию, когда продавец просрочил передачу товаров на 60 дней и покупатель намеревается расторгнуть договор. С точки зрения интересов кредитора, применяя выработанный выше метод оценки существенности на основе сочетания двух факторов, можно прийти к выводу о существенности нарушения, так как даже при отсутствии значительного ущерба у покупателя фактор продолжительности просрочки сам по себе выражен достаточно сильно, чтобы оправдать расторжение. Но при этом продавец в случае расторжения с ним договора может понести в связи с этим убытки, в значительной степени превышающие все негативные последствия нарушения для покупателя. Представим, что продавец готов компенсировать все потери покупателя от допущенной просрочки, но настаивает на сохранении договора.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *